Когда в душе сомнения-метания, спасает, вдруг, нас чьё-то понимание©

«Не завязывай дружбу в онкоцентре. Не вникай в чужие истории и вообще, оставляй свою коммуникабельность дома, когда едешь в больницу» - наставляла меня родственница, оставившая онкологию в далеком прошлом.

«Ты мнительная, будешь впечатляться, натягивать на себя. Но у каждого свой путь, своя история».


Не могу сказать, что приняла ее слова как установку к действию. Но так получалось, что химичилась я уединенно. То ли везло и одиночная палата в мои дни оказывалась свободной, то ли доктор тоже посчитала мою натуру ранимой, а психику травмированной диагнозом.


Я ходила в онкологию как в поликлинику. Не было ужаса, который как бы, очевиден. Я на полном серьезе воспринимала себя и своих лысых «коллег» так, словно мы очутились здесь по причине банального насморка.


Наверное, все-таки, это была не смелость, а трусость. Я долго страшилась говорить эти три буквы – РАК. И много месяцев называла ЭТО - «шишечка в сисечке», а себя – больнушечка.


Но когда шишечка вместе с сисечкой была ликвидирована, а три буквы продолжали вести себя по-хозяйски в моем теле, поняла, что готова признать – не такая я сильная и задорная. Я боюсь. Мне страшно. Я остро нуждаюсь в психологической помощи. Но поддержка, которую давали близкие и встречные-поперечные, уже не работает.


Я больше не могу сидеть одна на этом необитаемом острове, и слушать крики с проплывающих мимо кораблей:


«Держись!» - «За какой хрен держаться?» - еще не вслух, но уже яростно отвечала я.

«Осталось совсем чуть-чуть!» - «До чего именно осталось чуть-чуть, мать вашу…?!!».

«Все будет хорошо. Вот увидишь, победишь!» - «Я вам что, не нужна без «победы»?».